Гибридный мир, гибридная война — сейчас

20:52 17.03.2016 243
Гибридный мир, гибридная война — сейчас

Если война не объявлена, но идёт, в наше время её принято называть даже не столько практическим применением «мягкой силы», сколько политическими мерами и накладывать санкции. В отношениях между людьми всё понятно — подлецу не подают руки, с плохишами не здороваются, с жуликами обманутые второй раз дела иметь не хотят. На первый взгляд сегодняшние отношения похожи на обычные межчеловеческие, только пафоса побольше и очень много маскировочной лжи.

Воссоединение Крыма и РФ, ставшее необратимым актом в соответствии с желанием жителей Крыма, Запад, как стая механических попугаев, хором называет «аннексией». Фактически сложившуюся систему контрибуций, изымаемых на постсоветском пространстве после внедрения «реформ» по западному плану, этот совокупный «Запад» вообще никак не называет, хотя и считает себя победителем в холодной войне практически официально. Зато отказ выплачивать контрибуции называет «ухудшением климата в международной торговле» и отступлением от политики реформ.

Ползучую аннексию ряда стран он назвал «свободным выбором западных ценностей», хотя по материалам, накопившимся за четверть века, можно сотни романов написать об интригах, скрупулёзно внедрённой системе коррупции, шантаже и изощрённой системе манипулирования индивидуальным и массовым сознанием в целях подчинения сценарию захвата власти без видимых признаков — восстаний, переворотов и тому подобного. Кино играет тут роль помощника дезинформаторов — легко понять, что беготня по городу с винтовками и наганами больше всего похожа на революцию. Сидение же в окопах, стрельба с телег и конница с шашками наголо относится к гражданской войне. А рык танков и залпы гвардейских реактивных миномётов ниже крыльев моторной авиации — к Отечественной.

Но как быть, если привычных признаков в поле зрения не наблюдается, а жертв много? Как назвать событие, если захват и отторжение Украины Запад называет борьбой с  сепаратизмом и цинично улыбаясь, оправдывает преступления нациствующих самозванцев и террористов-карателей «антитеррористической операцией»? Однако официальная война не объявлена, хоть донбасская от сирийской почти не отличается. Стало быть, не война, а политика? Афганская, иракские, югославская, ливийская — это войны под псевдонимом. Никнэйм — «операция». Выходит, единственное отличие, от обдумывания которого задумавшегося современника не поражает когнитивный диссонанс, это явление официального акта — объявления войны с широким оповещением всех, кто сам пока не догадался. Остальное безобразие называется «политикой». Например, политикой санкций? И это тоже.

Для понимания смысла конкретных событий несчастному современнику потребуется выучить хотя бы те определения состояний («война», «мир», гибрид и т.п.), которые уже попали в справочники и энциклопедии. Гибридной (hybridwarfare)  пока называют такую, при которой доминирует особая стратегия. При слиянии обычной, привычного вида стрельбы, и марш-бросков с десантами, засад, атак и оборон с так называемой «малой» войной, кибернетической войной, информационной, психологической и даже с применением ОМП, возможно такое растягивание во времени фаз, этапов и явных проявлений, что гражданским лицам долго будет казаться, что это и не война вовсе, какое-то фатальное невезение с вождями нации и погодой, инфекциями и природными аномалиями.

Весь фокус в том, что единство действий с применением оружия массового поражения (ОМП), высокоточного из разряда тяжёлых вооружений и легкого ручного, может сочетаться с применением самоделок, средств информационного воздействия, замаскированного под «свободное проявление воли граждан», и любой партизанщины, неотличимой от бандитизма. И когда долго, когда не очень, но попадаться на глаза только строго определённым набором проявлений, чтобы раньше времени не пробуждать в гражданах мобилизационный настрой. При умелом использовании СМИ внутренняя мобилизация граждан может вообще не наступить до самой капитуляции.

И сложнее всего понять, что происходит, поскольку до сих пор нет единого для всех стран и военно-политических объединений термина, обозначающего согласованное применение политико-дипломатических, информационно-психологических, экономических и силовых инструментов. Пока легче всего коллективно понять, что средства применяются для достижения стратегических целей. Но негодяев, специализирующихся на коррумпировании национальных элит, как и злодеев, убивающих экономики стран-мишеней «реформами», за шкирку в трибунал притащить невозможно — с точки зрения юристов их отдавать под суд не за что, ибо не доказать, что состав преступления есть или был.

И это ещё не предел сложности. Выделяют концепции ведения боевых действий, предусматривающих увеличение эффективности за счёт образования «информационно-коммутационной сети, объединяющей источники информации (разведки), органы управления и средства поражения (подавления)». То есть сети,«обеспечивающей доведение до участников операций достоверной и полной информации об обстановке в реальном времени». Это нужно для безупречного управления силами и средствами, что особенно важно, если задумана «молниеносная война». Эта сеть должна быть устойчивой, устроенной с применением новейших технологий, способов организации людей и процессов. Действия такие называют сетецентрическими. Предполагается, что успех будет сопутствовать тем, кто лучше использует новые формы организационного поведения.

Сетецентрическая или Network-centricwarfare — военная доктрина или концепция ведения войны. Профи интернетных войнушек отлично знают, что такое «сетевая война». Когда виртуал влияет на реал не хуже гаубицы, можем признать, что это уже новый мир. И новая война. Из справочника: «В отличие от сетевых войн, это сугубо военная концепция, прошедшая длительный путь от интеллектуальных разработок и мозговых штурмов через эксперименты и симуляции к практическим действиям, повлиявшим на изменение военной стратегии США и, соответственно, инфраструктуру Пентагона. Она во многом стала возможной благодаря инфокоммуникационной эпохе (созданию глобального инфокоммуникационного окружения) и инфокоммуникационным технологиям».

Однако, это уже новая история. И в финальной части нашего исследования рассмотрим случаи применения гибридных и сетецентрических приёмов на примере деятельности центров информационного влияния, руководства СМИ с использованием продажной журналистики и психологических аспектов государственного бандитизма, воровства и жульничества. Называться эта часть будет «Гибридный мир, гибридная война — третья и последняя».

Продолжение следует...

Автор:

Источник фото: http://inosmi.ru/

Комментарии для сайта Cackle
Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на этой же странице
Спасибо!