Побег из Маутхаузена: как 400 узников вырвались из «преисподней»

18:28 05.04.2016 175
Побег из Маутхаузена: как 400 узников вырвались из «преисподней»

Это событие, насквозь пропитанное трагическим героизмом и невообразимой отвагой советских пленных, до сих пор будоражит умы историков и вызывает чувство гордости у соотечественников. В ночь со 2 на 3 февраля 1945 года тысячи заключённых Маутхаузена проснулись от оглушительной пулемётной очереди и неистовых криков «Ура!» Сомнений не было: в лагере идёт ожесточённый бой. Как выяснится позже, это 420 советских узников из «блока смертников» совершили отчаянное нападение на охрану и захватили пулемётные вышки.

Концентрационный лагерь Маутхаузен строился силами заключённых из Дахау в окрестностях одноимённого городка. Нацисты цинично окрестили лагерь «трудовым», однако в специально разработанной классификации он относился к самой зловещей – третьей категории. Сюда попадали только «неисправимые» арестанты. Название этой «фабрики смерти» боялись произносить вслух: страшнее Маутхаузена были только лагеря уничтожения, такие, как Освенцим, Ясеновац и Собибор.

infreactor.org

Только по официальным данным в концлагере Маутхаузен было казнено свыше 122 тысяч человек, из них более 32 тысяч – советских граждан. С точки зрения защищённости это был великолепно организованный и безупречно охраняемый ад Третьего Рейха. И даже внутри него была собственная преисподняя – 20-й барак, известный как «блок смерти». Здесь содержали 1800 особо отличившихся советских пленных, уличённых в диверсиях и саботажах. Дотошные донельзя эсесовцы даже не тратили своё время на регистрацию этих заключённых, поскольку никто в 20-м бараке не выдерживал больше двух-трёх недель.

«Блок смерти» был лагерем внутри лагеря и отделялся от общей территории высоким забором с колючей проволокой под напряжением. Три вышки с пулемётами, расставленные по периметру, ещё больше усиливали гнетущую атмосферу безысходности. С узниками 20-го барака нацисты обращались по-зверски. Арестанты получали лишь четверть общелагерного рациона, а ложек и тарелок им не полагалось. В никогда не отапливаемом блоке не было ни рам, ни стёкол, ни даже нар. Полуживых и высохших от голода пленных нацисты заставляли безостановочно бегать и выполнять тяжёлые упражнения. На узниках «блока смерти» эсесовцы отрабатывали навыки убийства человека голыми руками и подручными предметами.

infreactor.org

К концу января 1945 года в блоке №20 осталось в живых менее 600 человек. Все они отчётливо понимали, что их неминуемо ждёт скоропостижная смерть, если они не попытаются вырваться из Маутхаузена. У военнопленных был план, который разрабатывался четыре месяца. Изначально побег был «назначен» в ночь на 29 января, однако неожиданно нагрянувшие эсесовцы нарушили план. Они вывели из барака 25 человек, среди которых были и руководители восстания. Их жесточайшим образом пытали, но никто и словом не промолвился о грядущем побеге. Позже все 25 узников были сожжены в крематории.

Дату восстания пришлось перенести. В ту роковую ночь никто из 420 узников 20-го барака не спал: все ждали, когда уснут «капо» - старшие по бараку. Это они, физически крепкие «амбалы», поливали зимой спящих на полу советских офицеров из пожарного шланга, чтобы пленные «не расслаблялись». Когда «капо» уснули, узники набросились на них и остервенело задушили голыми руками. Затем пленные начали доставать из тайников припрятанное «оружие»: камни, куски угля, обломки разбитого умывальника и два огнетушителя.

infreactor.org

Стоит отметить, что решающую роль в преодолении препятствий беглецами сыграло отличное знание законов физики и умение применить их в любой обстановке. Заранее было изучено поведение часовых: чуть ли не поминутно было известно, кто, куда и когда выходит. Один из пленных потом вспоминал, что по общей манере действий охраны была очевидна их уверенность в том, что находящиеся в блоке «живые мертвецы» никуда не побегут.

Со слов кандидата исторических наук Алексея Конопатченко, восставшие организовались в четыре штурмовых группы. Около часа ночи с криками «Ура!» узники «блока смерти» бросились атаковать вышки и разбивать прожекторы. Раздался треск пулемётов. В лица управляющих ими «стрелков» ударили пенные струи, полетели камни, куски мыла и даже деревянные колодки с ног. Скоро узникам удалось захватить одну наблюдательную вышку. Завладев пулемётом, они открыли огонь по соседним вышкам. С помощью досок узники закоротили находящуюся под напряжением колючую проволоку, побросали на неё одеяла и начали перебираться через стену.

infreactor.org

Тем временем завыла сирена, и эсесовцы готовились пуститься в погоню. Несколько нацистов ворвались в 20-й блок и обнаружили там 70 пленников: это были самые истощённые заключённые, которым просто не хватило бы сил убежать. Все узники были голые: свою одежду они отдали сбежавшим товарищам.

Несмотря на то, что охранники спустили с цепей собак и стреляли в спину восставшим, большинству пленных удалось прорваться через внешнее ограждение и оказаться за пределами лагеря. В соответствии с планом сбежавшие разделились на группы и бросились в разные стороны, чтобы сбить с толку фашистов. Самая большая группа двинулась в направлении к лесу. Когда её стали настигать нацисты, несколько десятков человек развернулись и пошли навстречу врагам, чтобы в последнем своём бою выиграть время для остальных. Они пели «Интернационал», осознавая, что идут на верную смерть после того, как пережили все трудности побега.

infreactor.org

В ту морозную ночь около сотни вырвавшихся на свободу узников, увязая в глубоком снегу и не имея физических сил для продолжения «операции», погибли в первые часы бегства. Примерно 300 человек смогли уйти от погони и спрятались в окрестностях.

Скандальное событие привело коменданта Маутхаузена в непередаваемое бешенство. Не прошло и получаса после побега, как он отправил эсесовцев прочёсывать леса и приказал стянуть для поимки беглецов все силы: народное ополчение, гитлерюгенд и местное население. Началась так называемая «Мюльфиртельская охота за зайцами». За голову каждого сбежавшего узника полагалось денежное вознаграждение. Их расстреливали прямо на месте обнаружения, затем отвозили трупы в крематорий и сжигали. Те, кто не имел огнестрельного оружия, жестоко забивал умирающих от голода, холода и ран беглецов подручными средствами: топорами, вилами и палками.

infreactor.org

Эсесовцы вели подсчёт трупов, зачёркивая нарисованные мелом на стене палочки, и через несколько дней заявили, что счёт сошёлся. Но они лгали. 19 человек так и не были пойманы, 8 из них остались в живых и вернулись в Советский Союз.

Двое беглецов – Михаил Рябчинский и Николай Цемкало - скрывались в доме приютившей их австрийки Марии Лангталер. Под страхом смерти она прятала советских узников на сеновале и подкармливала их картошкой. Женщина в это время ждала с фронта своих сыновей, которые воевали на стороне вермахта. Как рассказывал потом Рябчинский, они с Цемкало не случайно выбрали дом Марии: заглядывая в окна, они проверяли, не висит ли на стене портрет Гитлера. В доме австрийки его не было. Сама Мария и её супруг сразу догадались, с кем имеют дело.

infreactor.org

Беглецам дважды удалось избежать смерти в те моменты, когда сотрудники гестапо обыскивали дом Марии. В первый раз отряд СС, нагрянувший на сеновал Лангталеров, переворошил сухую траву штыками. Рябчинскому и Цемкало крупно повезло: лезвия их не задели. Спустя сутки нацисты вернулись с собаками, но Мария заблаговременно «переселила» узников концлагеря на чердак. Собакам не удалось унюхать прятавшихся беглецов, поскольку хозяйка специально рассыпала по полу табак.

Всю жизнь после окончания войны Михаил и Николай поддерживали дружбу со своими спасителями – семьёй Лангталеров. При любой появившейся возможности они старались навещать австрийцев, которые, несмотря на огромный риск нарваться на гнев нацистов и быть казнёнными за «предательство», прятали в своём доме советских офицеров.

infreactor.org

 

Источник фото: staffblogs.le.ac.uk

Комментарии для сайта Cackle
Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на этой же странице
Спасибо!