Последняя спецоперация немецких штрафников

20:43 06.06.2016 2683
Последняя спецоперация немецких штрафников

О тех, кому в годы Отечественной войны довелось «смывать вину кровью» в советских штрафных ротах у нас в последние годы появилось достаточно много фильмов, книг и статей, правда, они далеко не всегда соответствуют реальности. Гораздо реже в кинематографе и литературе встречаются упоминания о немецких штрафных частях.

Вполне вероятно, что причиной тому стало по-настоящему сволочное отношение вермахта к провинившимся бойцам. Так, обе стороны использовали штрафников на самых сложных участках фронта, но советские могли загладить свои проступки храбростью – за доблесть в бою им возвращались все награды и звания. Немецкие же солдаты получали в штрафбате клеймо на всю жизнь, даже офицеры возвращались в части рядовыми. В германской армии считалось, что служить в её рядах – это уже высокая честь.

Очевидно, что в столь безнадёжной ситуации солдаты совсем не горели желанием идти в бой. Это привело к тому, что в основном штрафники занимались инженерными работами на передовой под шквальным огнём советской артиллерии, а боеспособных штрафных подразделений были единицы, но дрались они как загнанные звери.

Пожалуй, самой необычной операцией, в которой пришлось участвовать немецкому штрафному батальону, был прорыв группы немецких кораблей под командованием адмирала Циба вверх по Дунаю в конце августа 1944 года.

Последняя спецоперация немецких штрафников

Фото: maxpark.com

Поскольку Румыния к этому времени вышла из войны против СССР и начала боевые действия уже против Германии, то было решено эвакуировать находившиеся в стране немецкие корабли, нагруженные боеприпасами, вооружением, немецкими военнослужащими и гражданскими беженцами.

Первой потерей флотилии стал прорыватель минных заграждений, поврежденный советской артиллерией, севший на мель и захваченный вместе с полусотней находившимися на его борту немцами. Надо сказать, что в войне на Дунае практически не было серьезных сражений кораблей, обе стороны несли потери от огня с берега, мин и ударов авиации противника.

Следует отметить, что трофеем советских моряков стал не только этот корабль. В районе Турну-Мэгуреле разведчики Дунайской флотилии обнаружили большое скопление брошенных немецких судов. Четыре больших морских танкера оказались с авиационным бензином для немецких самолетов. На остальных были ящики с боеприпасами, на баржах — большие запасы продовольствия.

26 августа на корабли флотилии был погружен и немецкий штрафной батальон. При отходе вверх по Дунаю импровизированный караван пополнялся все новыми и новыми кораблями, катерами и отставшими солдатами. По пути флотилия постоянно вступала в столкновения с румынской береговой артиллерией.

Вскоре караван более чем из стасудов, большая часть из которых была кораблями гражданскими, растянулся двадцать километров. Особенно ожесточенный бой с румынами произошел у города Чернаводэ. Немцы потеряли одиннадцать кораблей и четыреста восемьдесят человек. Флотилия штрафников оказалось не такой уж и беззащитной, как казалось на первый взгляд – от ответного огня в городе погибло до шести тысяч солдат и гражданских лиц. Малочисленные румынские боевые корабли предпочитали не вступать в бой и не оказывали помощи своим береговым батареям, а двигались вслед за немецкими кораблями на почтенном расстоянии, «захватывая» поврежденные артиллерийским огнем и брошенные экипажами суда.

Положение флотилии осложнялось с каждым часом.На судах находилось более восьми тысяч человек, которых нужно было чем-то кормить. В какой-то степени ситуацию спасли запасы изюма, обнаруженные на одном из судов. Но, к большому огорчению для командования флотилии, найдены были и большие запасы спиртных напитков, что привело к резкому ослаблению дисциплины. Появилась «инициативная группа» из полусотни человек, считавшая необходимым бросить корабли и прорываться по суше. Но офицерам удалось взять ситуацию под контроль. Убитых и раненых членов экипажей заменили штрафниками.

У города Туртукай корабли вновь попали под огонь румынской тяжелой батареи, установленной в бетонной башне, пробить которую судовые пушки просто не могли. 75-миллиметровые орудия были самыми тяжелыми из находящихся на немецких кораблях. От огня пришлось укрыться лишь в Болгарии. Однако пройти по болгарскому фарватеру большая часть кораблей просто не могла. Прорываться немцы решили утром 28 августа. Перед этим румынам была послана радиограмма с обещанием воздушного удара силами двухсот пикирующих бомбардировщиков. Это было блефом чистейшей воды, поскольку в обстановке крушения фронта и стремительного наступления Красной Армии никаких немецких пикирующих бомбардировщиков поблизости просто не было. Но немцам удалось взять румынское командование «на испуг» — мимо тяжелой батареи румын немецкие корабли прошли без единого выстрела.

На следующий день караван добрался до болгарского порта Свиштов, где выгрузил 700 тяжелораненых, а также гражданских беженцев. Вместе с ними попытались ускользнуть с кораблей и несколько штрафников. Болгары обнаружили их и заявили протест. Видимо для того, чтобы не накалять обстановку, командование предпочло забыть о кнуте, и использовало пряник — штрафникам было обещано, что в случае их хорошего поведения документы о привлечении их к ответственности будут уничтожены.

30 августа произошла новая артиллерийская перестрелка с румынскими береговыми батареями, которые были уничтожены немецким огнем. Но 1 сентября стало известно, что район Железных Ворот, находившийся выше по течению, уже занят войсками 2-го Украинского фронта.

Хотя красноармейцы, в отличие от румын, и не имели заранее оборудованных береговых батарей, все попытки флотилии пробиться окончились безрезультатно. Не помогли даже удары сухопутных частей, укрепившихся неподалёку. Когда стало ясно, что эвакуироваться вверх по течению невозможно, было принято решение топить корабли и отходить по югославской территории на поездах.

Но первый же немецкий эшелон взорвался на мине, подложенной югославскими партизанами. Оставшихся в живых доставили в город, который в ту же ночь был взять всё теми же партизанами. Пять недель остатки группы Циба, под непрерывными ударами югославов, отходили к Белграду. Лишь своевременное прибытие на помощь остаткам флотилии полка «Бранденбург» позволило уцелевшим, в число которых входило и несколько выживших штрафников, выйти на соединение со своими войсками.

Аналогично сложилась судьба и других штрафных частей. Так, 550-й батальон в 1944 году был превращён в образцово-показательную часть. В него направили самых идейных ветеранов войны. Таких набралось немногим более тысячи. Но в первом же бою на сторону германии перешло сразу 300 штрафников. Спустя несколько недель их примеру последовал и командир батальона Альфонс Кляйнман, кавалер Рыцарского креста и многих наград. Оставшиеся же предпочли верить в чудесное спасение Германии. Остатки батальона погибли в Пруссии весной 1945 года.

Автор:

Источник фото: maxpark.com

Комментарии для сайта Cackle
Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на этой же странице
Спасибо!