Великая европейская стена

16:21 29.10.2015 1326
Великая европейская стена

Deutsche Welle умеет убеждать. Конечно, как и любой пропагандист,  издание умеет влиять на тех, кто готов слушать и верить. Например, готов читать заголовки с цитатой из выступления канцлера Австрии и верить, что «заборы проблему беженцев не решат». Уже через несколько строк в статье DW читатель выяснит, что возведение заборов не просто неприемлемо в качестве мер миграционной политики, а является ложным путём... Зритель телеканала ORF и читатель «Немецкой волны» не захочет спорить — любой, кому приходилось промахиваться и с разбега попадать мимо калитки, канцлеру только кивнёт.

Но, очень постаравшись, читая далее, обнаружит, что вчера в программе новостей австрийского телеканала ORF канцлер Австрии Вернер Файман запланированные на границе со Словенией строительные работы назвал оптимизацией работы контрольно-пропускных пунктов, а не мерами по созданию преград, призванными сократить количество беженцев. Однако в абзаце под фото с толпой беженцев у австрийского пограничного пункта Шпильфельд настырного читателя ожидает эффект, сопоставимый с переживаниями бегуна, промахнувшегося в калитку: «Министр внутренних дел Австрии Йоханна Микль-Ляйтнер ещё только должна представить свои предложения по поводу усовершенствования заграждений на пограничном переходе…».

Что ж, огромная китайская стена до поры неплохо помогала сдерживать тех, кого считали степными варварами. Потом не помогла, как известно. Правда, китайцам не приходилось объяснять, что это на самом деле не стена, а удобство для самих монголов, чтобы им было удобнее проходить через ворота по хорошей дороге и строить тёплые юрты в специально приспособленных местах. Биометрики тогда ещё не было, отпечатков пальцев не снимали, но в остальном свежая история адаптации Австрии к новым европейским условиям что-то напоминает.

А обзор свежей прессы напоминает о Дублинском соглашении. Еврокомиссия через несколько месяцев собирается изменить его. И, как говорит глава высшего органа исполнительной власти ЕС Жан-Клод Юнкер, бесполезное соглашение по предоставлению убежища в Евросоюзе заменят на полезное, работающее. Такие меры уже ближе к радикальным. Как известно, согласно Шенгенскому соглашению, 22 государства-члена Европейского союза из 28-ми и 4 члена ЕАСТ объединялись для создания зоны с отменённым внутренним пограничным контролем. Под контролем оставили только внешние границы зоны. Предусматривалось, что «шенгенцы» могут восстановить контроль внутренних границ на срок не более 2-х месяцев. К экстраординарным причинам такого восстановления отнесли нужды государственной политики или национальной безопасности.

А Дублинское соглашение (действует с 1990 года) «определяет ответственность государства-члена Евросоюза по изучению ходатайства о предоставлении убежища», чтобы не было одновременных обращений с просьбой о предоставлении убежища во множество стран Евросоюза, или положения отверженного апатрида, если ни одно государство не берет на себя ответственности за заявителя. Вроде бы всё разумно и цивилизованно. Только не выдерживает напора мигрантов, сопоставимого с бедствиями времён Второй мировой войны. Итак, если у беженца не особые обстоятельства, то в первом же евросоюзном государстве претендент отправляет заявление и сдаёт отпечатки пальцев. Став официальным соискателем, отказывается от права выбирать страну-приют. Пожелав стать гражданином другой страны, может оказаться депортированным в ту страну, где сдал отпечатки.

Эти известные правила есть смысл помнить, если хочется понять причины разногласий между периферийными государствами-членами ЕС  и западным ядром. И прежде было слишком много ответственности за просителей об убежище «на входе в ЕС» (например, в Италии, Греции, Венгрии), а разработка системы распределения бремени между государствами ЕС всё никак не хочет завершиться. Бремя части стран ЕС стало невыносимым. Возможно, дней пять назад канцлер Австрии именно по этой причине заявил, что миграционный кризис может привести к «тихому развалу» Евросоюза, поскольку мигрантский кризис очень воспалил старые язвы ЕС, а излечимыми они представляются чем дальше, тем меньше.

Всё в австрийских новостях, вроде бы, понятно. Но происходит это вежливое переименование забора в декор, «границы на замке» в «добро пожаловать не всем», а концентрационно-фильтрационных лагерей в кемпинги и общежития в этом веке впервые. И события развиваются на фоне особых новостей — протесты в Германии,  нападение на приют для детей, прибывших в Европу без родителей, в поселке Чёрнарп на юге Швеции — там зафиксирован поджёг с применением зажигательной смеси. За неполный месяц в Швеции уже зафиксировано полтора десятка поджогов жилья беженцев.

В Финляндии были живые протестные цепочки на границе и другие варианты осуждения решений властей. В то же время есть нечто трудное для понимания, описанное главным редактором парижского литературного альманаха «Глаголъ». Журналист пишет: «Любому взрослому человеку хоть раз в жизни обязательно встречались восторженные идиоты...» Это написано о показном радушии и гостеприимстве, всё больше напоминающем натужную клоунаду или невроз навязчивых действий на почве непереносимой толерантности. О европейской версии демократии, насмешливо переименованной в «рукопожатию», французский журналист Елена Кондратьева-Сальгеро написала целое эссе. И оно, как мгновенный снимок, беспощадно фиксирует нелепость ролевой игры в гуманность.

Теперь о грустном. Уже заметно нарастание противоречий, говорят о «столкновении цивилизаций», даже о «войне миров», хотя пока это не война а, вероятнее всего, конфликт социальных шаблонов и эстетических эталонов. Поскольку «обман для Востока – допустимая в общении хитрость», как не без грустного юмора  писал политолог Дмитрий Евстафьев. Восток, провозглашая симметрию в качестве эстетического эталона, в действительности любит асимметрию. 

Это когда он, Восток, понимает «про что» и куда дело движется, а его партнер – нет. И пришельцы с востока отлично понимают, что если глава австрийского МВД заявила о планах построить забор на границе Австрии и Словении, «чтобы усовершенствовать заграждения на пропускных пунктах, в том числе в Шпильфельде», то заявление канцлера («Пограничным заборам нет места в Европе!») в переводе с условного западного на понятный восточный означает: заборы будут, но их можно ломать и за это не накажут… Потому не накажут, что «великая европейская стена» не каменная и даже не из дерева, а только из слов.

Источник фото: thepioneer.com.pk

Комментарии для сайта Cackle
Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на этой же странице
Спасибо!