Экономика новейших басмачей

20:42 03.11.2015 932
Экономика новейших басмачей

В следующем году исполнится 80 лет одной из знаменитых кинолент. Вспомнить нужно не к дате — кино когда-то создавало компоненты удобной для ВКП(б) легенды о басмачестве. Теперь фильм на почётной полке архивов, а отсроченная на 80 лет проблема имеет качества крайне неприятной бомбы с тикающим механизмом, заложенной под фундамент РФ. Дело не только в том, что фильм «Тринадцать» породил особый жанр «истерн» (тут, скорее, лавры надо отдать знаменитому «Джульбарсу», которому 80 лет исполнилось в этом году). Фильм Ромма в давние годы принёс режиссёру известность, но для сегодняшнего исследования важнее, что снимался он, когда прошловековый аналог сегодняшнего «исламского государства» угрожал РФ непосредственно у рубежей и даже внутри границ — война с басмачами влияла и на формат Союза, и на размеры.

Кстати, не лишним будет помнить, что слово происходит от тюркского «басмак» — совершать налёт, нападать, набегать, надавить — коллизии вокруг военно-политического партизанского движения местного населения Средней Азии в первой половине XX века удивительно напоминают современные ближневосточные события. В справочниках упоминается, что «борьба с советской властью под лозунгами священной войны обеспечивала басмачам поддержку некоторой части верующих, национальной интеллигенции, исламских деятелей и лидеров, а также панисламских кругов Турции (в частности, в движении лично участвовал Энвер-паша) и других мусульманских стран». Сведения об этническом составе ИГ и крупных террористических «фронтов» в Сирии, Ираке и в других неспокойных странах тоже наводят на размышления.

Если сведущие люди правду говорят, Сталин частенько вмешивался в процесс создания фильмов, но утверждать, что ему хотелось опираться только на вкусовщину, вряд ли было бы правильно — он наверняка руководствовался общими идеологическими принципами и задачами момента. Так почему же Сталин заказал главе Совкино Борису Шумяцкому снять советскую версию ленты Джона Форда «Потерянный патруль» в год, когда победа над басмачеством уже казалась близкой? Ответ отчасти спрятан в популярной литературе, но более точный найдётся в справочниках и энциклопедиях. Если обратить внимание, что война с басмачами даже точной даты завершения не имела (условные 1936-1942 гг. больше похожи на признак перехода процесса в скрытую или хроническую форму, чем на «победу»), то сложность той, старой войны с басмачами, преувеличенной не покажется.

Что ж, фильм у Ромма получился настолько хорошо, что американский режиссёр Золтан Корда под впечатлением даже снял в 1943 году ремейк («Сахара»), получивший через пару лет три «Оскара», а уже в наше время нашумел ремейк 1995 года Брайана Тренчард-Смита с Джеймсом Белуши в главной роли. Все эти сведения неплохо подчёркивают успехи советского кино, но не помогают (казалось бы) в нашем исследовании. Однако учтём, что со времён Туркестани мухтариат до сегодняшнего дня ни пантюркизм, ни всемирный халифат с политической сцены не исчез. А в последние годы СССР как было? Одна из многочисленных справок: «По данным КГБ СССР в Узбекистане на уровне областных структур из 11-ти административно-территориальных единиц УзССР уже в 6-ти ситуация вплотную подходила к конфликтному уровню. Помимо «ферганского узла» (Наманганской, Ферганской и Андижанской обл.), к критическому уровню приближались Бухарская и Самаркандская обл.» До распада СССР ещё оставалась пара лет.

О дне сегодняшнем говорит художник Ирина Хорева, лично наблюдавшая развитие кризиса с переселенцами в Европе. Она в статье-размышлении требует здраво оценить сложившуюся ситуацию и «понять, что если в ближайшее время Европа не сможет остановить этот поток, вполне вероятны следующие два варианта. Первый: обглодав и растоптав Европу, вся эта масса двинется на Восток, точнее в Россию. Как остановить их? Видимо, останавливать их надо на дальних кордонах». Что и делают российские ВКС в Сирии, обеспечивая возможность дать этим людям мирно жить у себя дома. «Второй вариант: гражданская война в Европе или местные вооруженные конфликты, и опять же миллионы беженцев на российских границах».

Ещё Ирина Хорева обратила внимание на парадокс: ФРГ выделяет немцам полторы сотни евро в качестве детского пособия, но постоянно жалуется на нежелание немок рожать. Она пишет: каждому «беженцу» Меркель заявляла, что готова платить свыше шестисот евро в месяц на карманные расходы, даст бесплатное питание, бесплатное проживание, бесплатную медпомощь. Не наоборот? Нет, именно так.

И не только Ирина Хорева уверена, что поток «беженцев» управляем извне и ведет к демографической катастрофе в Европе — она стонет под натиском, но что делать, как бы, не знает. Людям становится ясно: «беженцы» не бегут от войны – они несут её с собой. Плюсуем? Рекруты и сочувствующие разбойникам с чёрным знаменем есть на Востоке, а почва зрела почти сто лет. Экспансия в ЕС (на Запад) уже началась. О том, насколько велика популярность государства «бармалеев» в Средней Азии, стоило бы писать отдельно. Можно было бы рассмотреть на примере ферганских событий, но просто учтём, что проблема серьёзная и сама собой не рассосётся.

Последний и один из важнейших компонентов — экономика самозваного государства террористов. Обратимся к статье Надежды Глебовой (журналист, арабист, автор статей о гуманитарном положении в странах арабо-мусульманского мира, современных арабских элитах, экономике и практике воздействия исламистских террористических организаций). Выясняется: банда, называющая себя государством, контролирует активы, превышающие 2 триллиона долларов, а текущий годовой оборот составляет около 3-х миллиардов долларов США.

Из материалов официальных исследований и из открытых источников следует, что к основным источникам доходов ИГ приходится причислять деятельность легальных коммерческих предприятий, контролируемых представителями преступного сообщества. Далее: захват и продажа предметов антиквариата на чёрном рынке, выкупы за похищенных людей (совместная криминальная деятельность с другими бандами). Далее: незаконные операции в финансовой сфере. Ещё источник: спонсорская помощь государственных структур отдельных стран и  благотворителей из «гуманитарных» организаций. К этому добавляется доход от использования личных капиталов главарей.

Следует учесть стремление обрасти атрибутами государственности. Например, оснастить захваченные территории органами административного контроля. В условном «тылу» введено налогообложение — только в Мосуле собирали около восьми миллионов долларов в месяц. Два пункта из длинного списка: налог на разграбление археологических памятников (20% в Алеппо, 50% в Ракке) и налог «за защиту немусульманских общин» (джизья). В целом: вымогательство и налоги на подконтрольных территориях в Ираке и Сирии достигают 360 миллионов долларов в год.

На фоне архаичной «Аль-Каиды» игиловцы смотрятся «передовиками» — они явно отличаются продуманным отношениям к богатствам недр, а в местах, где они хорошо закрепились, ещё за десятилетия до появления ИГ сформировался чёрный рынок. И террористы, демонстрируя желание создать государство, подмяли старые и создали новые формы взаимодействия со старыми преступными сообществами, вдобавок сращиваясь со спектром политико-экономических элит. Захватывая месторождения, ИГ не разрушал — нефть качается, предприятия работают, персонал служит. Никакой показухи с песнями и головорезами. Бизнес есть бизнес. Ирак, недавно поставлявший на мировой рынок до сорока процентов нефти, продолжает поставлять, только продают её террористы с огромной скидкой, как и полагается поступать с ворованным имуществом.

Газовый сектор: контролируется несколько месторождений в Сирии и Ираке, в том числе одно из крупнейших – это Аккас в провинции аль-Анбар. Доля в бюджете ИГ и у добычи фосфатов, производства и продажи цемента. Террористы получают прибыль, используя мощности захваченных заводов по производству серной и фосфорной кислоты (в год при продаже за полцены дают прибыль около 300 миллионов долларов), кроме того, на них работает Мишракская серная компания в Ниневии, крупнейшая в Сирии соляная шахта в ат-Табани, пять крупных цементных заводов в Сирии и Ираке. От оккупированных территорий ИГ рукой подать до урановых месторождений Иордании (11-е место в мире).

Другим важным источником доходов для ИГИЛ является продажа зерновых. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), провинции Ниневия и Салах ад-Дин, находящиеся под контролем ИГИЛ, являются самыми плодородными в стране. На них приходится 30% от общенационального производства пшеницы, что составляет приблизительно 1 миллион тонн, а также 40% национального производства ячменя. В этих областях в ведении ИГИЛ также находятся государственные хранилища пшеницы общим объемом в 1,1 миллионов тонн. В Сирии боевики ИГИЛ также захватили государственные хранилища с зерном. Однако эти запасы не расходуются, а в страну транспортируется пшеница из Ирака с целью переработки и дальнейшей продажи в том числе и иракскому правительству через посредников. По общим подсчетам, доходы от продажи пшеницы и ячменя на черном рынке могут совокупно составить 200 млн долл. при условии продажи с 50-процентной скидкой.

Производство и торговля зерновыми: под контролем террористов две самые плодородные провинции Ирака (около миллиона тонн пшеницы в год и до сорока процентов производства ячменя). И это кроме захваченных в Ираке и Сирии зернохранилищ. При продаже за полцены зерновые дадут около 200 миллионов.

Беглый обзор открывает картину с новой стороны. Можно отвлечься от роликов с рекламой злодейского халифата. Он ещё не всемирный, но уже производит впечатление большой тщательно структурированной и созданной по выверенным планам преступной организации. Он выглядит преступным синдикатом, для публичной реализации старательно надевшим самую зловещую личину из всех возможных. Таким образцовым коллективным негодяем мог бы быть сказочный персонаж типа Бармалея, однако сквозь рекламный макияж просматривается проект, далеко обгоняющий пресловутую разрекламированную телевидением и интернетом Аль-Каиду с затравленным Штатами стариком Усамой бен Мухаммадом бен Авадом бен Ладеном во главе.

Творцы «всемирных халифатов» усовершенствовали старый проект? Возможно… В Средней Азии появилась доступная им среда, уже не сдерживаемая Советским Союзом. Под треск речей в парламентах и шелест газетных страниц с тщательно ориентированной «аналитикой» европейцы на глазах из хозяев своих стран превращаются в теснимых соседей пародийных государственных «коммуналок». А банда головорезов не просто разрастается при попустительстве тех, кто гласно и шумно с ней боролся, а становится синдикатом с многомиллиардным бюджетом, способным влиять на экономику всех стран мира и создавать кризисы планетарного масштаба. При этом от басмачества и деятельности традиционных европейских или американских налётчиков гигантская банда отличается тем, что она не прячется в ущельях соседней страны или в городском подполье — банда почти легально использует колоссальные ресурсы и сама желает считаться государством.

В этюде не хватает последних мазков. После успешного покорения Сирии окрепшее ИГ могло бы двинуться в сторону Афганистана. Один из двух «планетарных» наркотрафиков способен давать прибыли столько же, сколько вся сегодняшняя экономическая структура ИГ. Судя по публикациям, процесс «игилизации» Афганистана уже начат. Если бы Россия на вступила в битву, используя свои ВКС, было бы намного хуже. Сейчас уже виднеется разгром ИГ в Сирии, просматриваются перспективы изгнания игиловцев из Ирака. Лишившись прибылей от нефти, газа, цемента, фосфатов, соли, пшеницы и ячменя, ИГ должен будет либо развеяться, либо отобрать у Талибана героиновый афганский трафик.

Басмачество убедительно показало, что на Среднем Востоке ничто не затихает только под красноармейские кличи и звон сабель. Ближний Восток, нарезанный тупым франко-британским ножиком на лоскуты ради прибылей колонизаторов, второй век то тлеет, то полыхает и способен вызвать пожар мирового масштаба. И Средний, и Ближний Восток понимает правду и справедливость по-своему, но идеалисты Востока и Запада не очень отличаются. Как и жадные злодеи. Бармалей — он и в Африке Бармалей? Конечно. И на Востоке он тот же преступник-террорист, как и везде, какие бы рекламные ролики про него не снимали в катарских студиях.

Вывод: байки про самоорганизацию революционеров, прошедших путь от растерянных свержением тирана военных и разнообразных штатских, натерпевшихся от деспотии плохих начальников и вождей, лживы. ИГ — детально проработанный проект, превративший стадо наёмников и небольшие отряд партизан в разбойничье «государство», выгодно прикрытое псевдорелигиозным камуфляжем. И единственный способ отношений с ним — похороны. Либо наши, либо похороны ИГ. К сожалению, Европа уже приступила к самоуничтожению и партнёром быть не может. Хотелось бы верить, что ЕС найдёт в себе силы не превратиться в рассадник «бармалеев», но прогноз пока не ясен.

Источник фото: newsland.com

Комментарии для сайта Cackle
Отправить сообщение об ошибке?
Ваш браузер останется на этой же странице
Спасибо!